Прислать новость

Факты, пропущенные через сердце

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

12.01.2020 15:39
0

Читать все комментарии

77

В Красноярске Издательский дом "Класс Плюс" выпустил книгу Г. П. Лапина "Эпоха лесного экспорта на Енисее". Она охватывает 80-летний период развития Игарского лесопильно-перевалочного комбината, тесно связанный с проведением Карских экспедиций на Енисее по отправке за границу сибирской пилопродукции.

Взгляд профессионала

Канула в Лету ещё одна славная страница истории нашей страны. И чтобы она не оказалась забытой, были предприняты усилия многих людей для выхода книги, проливающей свет на то, как всё было на самом деле.

"Прочитав эту книгу, понимаешь, что материал пропущен через сердце",- так написал об этой летописи и её авторе ветеран лесоэкспорта В. М. Протасов.

Георгий Петрович Лапин - непосредственный участник лесоэкспортных навигаций с середины 60-х годов прошлого века. Родился в Игарке в 1942 году, хорошо знал быт северян.

В сложное повествование то и дело вплетаются воспоминания о деревянных домах, тротуарах, особенностях их устройства на вечной мерзлоте, учёбе в школе вместе с детьми ссыльных греков, калмыков, немцев и латышей. Особенно много было литовских ребятишек, с ними дружба была особой, Георгий изучал даже их язык, позже работал вместе на комбинате.

В семье всегда было много хлопот - помогать младшим братьям, ухаживать за скотиной - коровой и свиньёй, которых приходилось держать в голодное послевоенное время.

Многие детали жизни детей, подмеченные автором, напоминают описания в "Краже" В. П. Астафьева - неприятный вкус отвара хвои, который заставляли пить ребятишек, ведь "что такое фрукты, мы знали только по картинкам в букваре", купание в холодной воде протоки, где на берегу всегда разводили костёр, частые картинки пожаров в деревянном городе. Г. П. Лапин и сам пишет, что многие из его воспоминаний полностью совпадают с астафьевскими.

В 1964 году Георгий Петрович окончил с красным дипломом Сибирский технологический институт. А уже в феврале 1965 года приступил к работе на Игарском лесопильно-перевалочном комбинате. Начинал с должности технолога склада пиломатериалов, параллельно контролировал расширение строителями территории биржи. Она достигла 60 гектаров, в будущем здесь вырос практически "лесной город" со своим проулками, в которых можно было заблудиться.

Как отмечает сам Георгий Петрович, его "учителями на комбинате были прекрасные люди, многие из которых - либо первостроители Игарки, либо дети коренных местных жителей, спецпереселенцев, участников Великой Отечественной войны".

Неудивительно, что именно им он уделяет в книге особое внимание. Георгий Петрович прошёл все основные ступени производственного процесса на комбинате, изучил его тонкости. В 1965 году дал согласие вести некоторые дипломные проекты выпускников Игарского филиала Красноярского политехнического техникума без отрыва от производства.

В 1970 году он был назначен главным технологом в объединение "Красноярсклесоэкспорт", где в дальнейшем работал начальником экспортного отдела, заместителем генерального директора. Неразрывную связь с Игарским ЛПК сохранил до 2004 года, поэтому вся деятельность предприятия ему была хорошо знакома.

О высоком профессионализме Г. П. Лапина вспоминают многие ветераны лесного экспорта на Енисее. Он является совместно с К. Г. Невенкиным автором книги "Лесной экспорт с Енисея", выпущенной в 1975 году как учебное пособие для студентов высших учебных заведений.

Опыт нарабатывали годами

Автор при жизни подготовил в 2012 году самиздатовский вариант "Летописи об истории Игарского ЛПК". И поскольку в 2019 году мы отмечали 90-летие не только самой Игарки, но и создания Игарского лесопильно-перевалочного комбината, стало возможным, наконец, издание книги Г. П. Лапина.

В ней собраны редкие материалы о том, как был организован процесс лесопиления в самой Игарке и как отгружалась ценная сибирская древесина в течение 80 лет на экспорт. Но сделано это в переплетении с событиями, которыми жил заполярный город.

По-другому и быть не может - как не сказать о том, что прирастало население, а значит, коллектив комбината за счёт насильно высланных на Север раскулаченных крестьян и представителей народов, которые записывались во враги народа целыми семьями.

Или как проигнорировать тот факт, что массовые терроры выкашивали ряды ценных специалистов не только в сфере обслуживания или сельском хозяйстве, но и на предприятии, которое "ковало" валюту для всей страны.

Но важно и другое. Главным для автора всё же было показать, как планомерно с годами закладывалась база для производства и отгрузки экспортных пиломатериалов, как совершенствовался механизм взаимодействия всех участников Карских операций на Енисее. Вот как описывает это процесс автор в книге:

"Лесоэкспортные предприятия Маклаковского узла должны были подготовить свою партию товара точно по контракту инопокупателя и погрузить его на баржу в обратном порядке размещения товара на морском судне по коносаментам с соблюдением сроков обработки баржи. Речники должны подать баржи на причалы каждого предприятия в Лесосибирске по их заявке, затем сформировать караван из барж и отбуксировать в Игарку для перегрузки на морские суда. Морские пароходства должны подать в Игарку морские суда по согласованному на каждый месяц графику. Минвнешторг (в/о "Экспортлес") должен продавать весь товар лесоимпортёрам, обеспечить все предприятия контрактами и погрузинструкциями, согласовать с Минморфлотом график отгрузки по странам, портам, размерам судов, условиям фрахтования тоннажа. Игарский ЛПК, как последняя инстанция, должен соблюсти интересы всех ведомств".

Как это происходило на деле? Автор анализирует буквально каждый год отгрузки лесного экспорта, выделяя при этом те или иные особенности, крупные события, достижения и провалы. Он использует показатели работы Игарского ЛПК, показывает роль руководителей в этом, рассказывает о главных специалистах не только комбината, но и всей отрасли.

Отгрузка лесного экспорта на Енисее достигала с 1969 года более миллиона кубометров. К этому отрасль края пришла не сразу. С 1960 года стал использоваться пакетный метод обращения пиломатериалов при отгрузке (до этого - россыпью).

Начиная с 1928 года, когда ещё не был построен ни город, ни комбинат, отгрузка экспорта в Игарском порту проводилась на иностранные пароходы. В 1970 году Игарский порт покинуло последнее зарубежное судно, и отгрузка стала производиться только на отечественные теплоходы.

В 1989 году было погружено на экспорт 1227,1 тысячи кубометров пилоэкспорта. В следующем году показатель начал незначительно падать, а с 1991 года наблюдалось резкое снижение не только погрузки лесного экспорта, но и показателей работы самого Игарского ЛПК по распилу сырья и напилу пиломатериалов.

Передел собственности в стране насторожил всех, кто занимался отправкой сибирского леса за рубеж. К сожалению, руководство Игарского лесокомбината не осмеливалось длительное время выходить на акционирование предприятия. Как отмечает Г. П. Лапин, оно "заняло выжидательную тактику".

И даже когда в ноябре 1992 года руководители дали согласие на акционирование, они попросили при этом сохранить собственность за государством. С этого момента в условиях рыночной экономики начинается, по словам автора, "возврат к 1929 году, белому безмолвию".

Долги, банкротство, невыплаты заработной платы, голодовки работников ЛПК привели постепенно к тому, что на отправке лесного экспорта по Енисею поставили крест. В один голос экономисты, современные менеджеры стали заверять всех и вся, что это невыгодно, что заниматься этим не имеет смысла.

Лес шёл потоком в Европу

Я часто бывала на различных совещаниях в городе, встречах с представителями краевых властей, приезжими специалистами. И нас все убеждали, что лесной экспорт с Енисея через Северный морской путь невыгоден.

Сейчас уже многие политики, историки, журналисты и исследователи делают куда более глубокомысленные выводы: Карские операции нужны были советскому государству только для демонстрации мощи социализма, его всемогущества.

При встрече с английским журналистом Томом Парфиттом в 2018 году я не удивилась, когда услышала вопрос о том, насколько оправданным было строительство города, комбината за Полярным кругом. По логике иностранцев и многих российских скептиков получается, что СССР просто водил за нос капиталистов, навязывая сибирский лес.

Более того, он просто принуждал силой коммунистического убеждения иностранные пароходы отправляться в рискованное плавание по северным морям в далёкую Игарку за лесом вплоть до 1971 года.

Ну а стенания по поводу того, что советская страна занималась этим в убыток себе, и вовсе кажутся наивными после знакомства с выкладками, которые делает Георгий Петрович Лапин.

Он доказывает, что игарское предприятие работало не с большой, но всё же с прибылью. По его расчётам, "рентабельность производства экспортных пиломатериалов в Игарке составляет порядка 10 процентов". И даже вопрос транспортных расходов сильно раздут, автор отмечает: "Сырьё в Игарку доставляется в плотах по Енисею, а это самый дешёвый вид транспорта".

Стоимость сырья у лесозаготовителей для всех переработчиков в крае, подчёркивает Лапин, "приблизительно одинакова, всё остальное - "от лукавого".

Очень важный момент освещает также автор книги - пиломатериалы сибирского производства всегда высоко ценились на мировом рынке. В итогах и пояснениях Георгий Петрович Лапин резюмирует:

"Всего через Игарку Северным морским путём отправлено на экспорт пиломатериалов, шпалы и круглого леса в 31 страну мира около 42 миллионов кубометров". Весь товар оценивается в сумму "порядка 10 миллиардов долларов США".

Так вот, из 42 миллионов кубометров третью часть - 14 миллионов - поставили в Великобританию! В числе главных покупателей сибирского пилоэкспорта были развитые капиталистические страны - Германия (4 миллиона), Франция (3,5 миллиона), Франция, Испания - по 2,5 миллиона кубометров.

Есть все основания доверять автору как специалисту. Поэтому его главные выводы, которые он делает в книге, должны заставить нас задуматься о том, не слишком ли спешно мы отказались от признания на мировом рынке сибирского пилоэкспорта. Георгий Петрович постоянно работал с иностранными покупателями и вправе был заявить:

"Продукция Игарского ЛПК всегда была востребована на европейском лесном рынке и имела более высокую цену по сравнению с товаром других лесоэкспортных предприятий как края, так и нашей страны. На комбинате вырабатывали самую широкую сетку по размерам пиломатериалов и удовлетворяли запросы самых прихотливых лесоимпортёров европейских стран".

Перечеркнули всё сгоряча

Что случилось в новых условиях 90-х годов, думаю, объяснять особо не нужно. Волна перемен была такой силы, что перевернула всё в нашем сознании и снесла всё, что прочно стояло на ногах, развивало страну.

"Руководству комбината не хватило смелости, решительности и мужества, надежда на помощь государства полностью провалилась..." - именно по этой причине, считает автор, была поставлена точка на деятельности Игарского ЛПК и Карских операциях по отгрузке лесного экспорта с Енисея.

Но Лапин подводит нас также и к пониманию того, что в новых условиях невозможно было рассчитывать на помощь государства, требовались энергичные действия бизнеса, смелость и высокий профессионализм. Такой силы, волевой и предприимчивой, просто не было и нет до сих пор.

Добиться выполнения контрактов всеми участниками сложного процесса отгрузки лесного экспорта Северным морским путём в условиях рынка невозможно. Риски срывов и невыполнения обязательств слишком велики, а навигация короткая. Неудивительно, что у частного бизнеса появились свои представления и расчёты о рентабельности работы по прежней, советской, схеме.

Георгий Петрович заставляет нас вдумываться в итоги опыта погрузки лесного экспорта в Игарском морском порту, а не перечёркивать всё сгоряча. Ведь пройдёт время, специалисты, остыв, непременно возьмут в руки книгу Лапина и удивятся тому, как мудры были их предки - деды и отцы, основавшие морской порт на реке Енисей и за короткий срок умудрявшиеся отправлять в крупные капиталистические страны мира сибирскую пилопродукцию.

В книге большое количество приложений, где содержатся многие важные документы, начиная от штатных расписаний комбината до графиков подачи речного и морского тоннажа в разные годы и протоколов междуведомственных совещаний разных уровней.

Но в этом разделе можно увидеть и очень проникновенное повествование старожила города Галины Николаевны Гробовой, которая рассказывает о жизни в деревянной Игарке, быте своей семьи, где все были тружениками с малолетства. Девчонкой она бегала к отцу в мехцех, очень любила работать с металлом, как отец. Так вот и стала токарем.

Галина Николаевна посчитала как-то - рабочий стаж её семьи на Игарском ЛПК составляет 180 лет! И все они гордились тем, что заняты очень важным делом на главном предприятии города, которое работает на всю страну.

Мне довелось слышать, что знакомство с рукописным вариантом книги Г. П. Лапина вызвало у кого-то негодование: "Книга об элите, директорах и их заслугах". Так мог сказать только тот, кто не удосужился прочитать полностью этот труд.

Да, автор намеренно показывает движение кадров, влияние каждого руководителя комбината на конечный результат, подтверждает это фактами. Скрупулёзный анализ, благодаря которому мы видим, в какие годы удалось добиться модернизации, кто был успешнее, предприимчивее, кто как заботился о людях.

Георгий Петрович отдаёт дань уважения многим профессионалам из числа не только работников леса, но и речников, строителей, государственных и партийных деятелей. Он трогательно пишет обо всех, с кем доводилось трудиться - калмыках, которые работали с лошадьми, литовцах, которые были добросовестными и ответственными во всём, о многих ветеранах войны.

Например, автор рассказывает о Василии Семёновиче Окладникове, который в 15 лет пришёл на Игарский ЛПК. Он был достойным представителем своего государства, работая начальником учётно-экспортного отдела, главным технологом комбината. Удостоен звания "Почётный гражданин города Игарки".

Не давала покоя боль

"Главным достоинством книги является строгая фактологичность",- пишет в предисловии член Союза журналистов России, коренной игарчанин и близкий друг Г. П. Лапина Владимир Григорьевич Григорьев. И подчёркивает, что она не просто основана на большом количестве фактов, "о многих читатель узнаёт впервые".

В воспоминаниях автора, действительно, много исторически важных деталей, которые малоизвестны. Например, о периоде Великой Отечественной войны. В 1941 году в Англию с лесом из Игарки были отправлены 4 судна, все они затонули от фашистских снарядов. В 1942 году было отгружено только одно судно, в районе Диксона оно пострадало от крейсера "Адмирал Шеер". В 1943 году полностью были остановлены заводы N 1 и N 3, а лесозавод N 2 работал в односменном режиме до конца 1945 года.

Предприятие выполняло в годы войны оборонные заказы. Под контролем военпредов на лесокомбинате функционировало специальное производство с лабораторией для выпуска авиазаготовок, авиабрусков и спецукупорки (тара для снарядов). Женщины занимались в эти трудные годы выколкой леса из льда, всеми погрузочными работами на морской и речной транспорт.

Мы узнаём впервые и о том, что после репрессий 30-х оргнабор 1939-1940 годов на сезонные работы был так проблематичен (в город на погрузку приехали уголовники, беспаспортные, больные), что комбинат оказался на грани остановки. В 1940 году текучесть кадров было настолько велика, что было принято 5 669 человек, а уволено более шести тысяч.

Г. П. Лапин посвящает нас в тонкости, которые трудно понять неспециалистам. Мы вникаем, например, в то, что такое "глухарь", и узнаём, что отгрузка лесного экспорта велась в течение шести лет - с 1942 по 1947 год - именно по этой технологии. "Глухари" формировались как плотные штабеля из пиломатериалов на льду в течение зимы и весны. Во время ледохода находились в Медвежьем Логу, потом отбуксировывались по назначению флотом.

Горечью наполнены последние главы книги, из которых мы узнаём подробности о том, как в новом уже веке градообразующее предприятие города рушится, а люди остаются обманутыми:

"Все, кто мог, зарабатывали на бедах игарского лесопиления, людях, которые отдавали ему годы добросовестного труда. Новые хозяева сознательно "добивали" предприятие "Игарский морской порт" всеми возможными способами".

Уже тогда Георгий Петрович принял решение писать "книгу правды" о том, какой была эпоха лесного экспорта на Енисее. Ему не давала покоя боль за разрушение того, что создавалось трудом тысяч людей, за тяжёлую участь родной Игарки.

Главное достоинство книги, на мой взгляд, в том, что в ней много авторских раздумий, переживаний человека, который имел ко всему описываемому самое непосредственное отношение. Он словно чувствует себя виноватым за всё, что произошло, не находит себе места и покоя. Читателю абсолютно понятно, что самое неравнодушное в этом повествовании лицо - сам автор.

Не сомневаюсь, что книга будет интересна не только тем, кто знает, что такое освоение Арктики, жизнь заполярной Игарки, лесопильно-перевалочного комбината. Она удивит и многих специалистов, даст знания молодым людям, пищу для размышления - историкам и исследователям.

В 2012 году самиздатовская книга Георгия Петровича разошлась маленьким тиражом. Я работала тогда директором Игарского музея и, получив её, сразу изучила. Было понятно, что проделанный автором труд нельзя оставлять без широкого обнародования.

Бывший директор Игарского ЛПК В. И. Бутылкин много усилий приложил для того, чтобы издать книгу, но никто не поддерживал - ушла эпоха, зачем ворошить прошлое?

При жизни автора мне удалось обсудить с ним некоторые моменты, касающиеся книги - она требовала доработки. Но сил на это у Георгия Петровича уже не было.

И только в нынешнем году удалось вновь вернуться к разговору об этом. Интерес к изданию возник у коренного игарчанина Константина Мурадовича Исмаилова. Мы познакомились случайно, но оказалось, что я очень хорошо знала по опыту своей работы на Игарском телевидении его отца - старшего диспетчера погрузки Мурада Набиевича Исмаилова.

Все пути ищущих свежую информацию о ходе отгрузки или координатах нахождения нужного человека вели именно в диспетчерскую. И именно там всегда помогали.

Намерения семьи Исмаиловых - Антона Константиновича, внука Мурада Набиевича, Константина Мурадовича, его сына - издать книгу на собственные средства, сохранив таким образом память о родном человеке, тысячах таких же преданных предприятию людей, мне были очень понятны. И они совпали с моим желанием подготовить исторически важный труд к печати.

Я счастлива, что проект удалось завершить в 2019 году, причём силами игарчан. В редакторской работе мне пришли на помощь коренные игарчане Владимир Григорьевич Григорьев - член Союза журналистов России, в 1965-1978 годах - корреспондент, директор Игарской студии телевидения, а также Лариса Васильевна Голубь - член Союза журналистов России, в 1969-1983 годах - корреспондент Игарской студии телевидения, в 1985-2001 годах - корреспондент, редактор газеты "Новости Игарки".

Очень помог в творческой работе Константин Мурадович Исмаилов - образованный, неравнодушный к истории родной Игарки человек. В книге удалось использовать, помимо иллюстраций самого автора, редкие фотографии многих игарчан - В. Григорьева, А. Тощева, Б. Иванова, Р. Рейха, В. Новопашиной, А. Баданина, А. Кузьменко, материалы различных архивов.

Вся наша группа признательна OOO ИД "Класс Плюс" за помощь в реализации проекта.

Мария МИШЕЧКИНА,

журналист, директор Игарского Музея вечной мерзлоты с 1993 по 2013 год.

Кострома.

Подписывайтесь на канал "Красноярский рабочий" в "Яндекс Дзене", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры